September 6th, 2011

анонимус

Продал козу

Последние недели был занят ремонтом в кухне. Супруга давно ненавязчиво намека на то, что в кухне ужасно грязные стены и вообще полный "п". Не хотелось мне этим заниматься, но пришлось. Если не было ума заработать деньги для того, чтобы нанять мастеров пришлось всё делать самому.
Ремонт кухни
«Ремонт кухни» на Яндекс.Фотках
Первым делом подвесил секционный потолок. Хотя пользовался уровне, но не сказал бы что получилось идеально, но висеть будет. Теперь в следующий раз будет достаточно только поменять квадратики.Collapse )
милиция

Вспомнилось - написалось


Недавно заходил в Управление транспортной милиции, где прослужил порядка восемнадцати лет и увидел на стенде своих старых начальников. Решил написать о них.
Слева - генерал Маковский, его "ушли" до меня. Поэтому о нём могу судить лишь по рассказам. Генерала получил за образцовый общественный порядок в пригородных поездах и обеспечение общественного порядка во время московской олимпиады.  После прихода к власти Андропова его вроде как прижали и, по слухам, могли даже посадить. Однако случайно сгоревшая дача или своевременная смерть Андропова спасли положение. Впрочем, повторяю, не ручаюсь, что оно было именно так.Collapse )Collapse )
Осенью 1984-го начальником Управления назначили подполковника Нестерчука тоже Николая, но Константиновича. До того он был заместителем начальника УВД Закарпатской области по оперативной работе.  Его фотографии, кстати, тоже не нашли.  Полковника ему присвоили почти сразу. У Константиновича характер был типично холерический, когда он делал разгоны, то всё управление ходило ходуном. Начальника уголовного розыска он "увольнял" по три раза на день, все сотрудники это слышали, потому как двери в его кабинет не закрывались никогда. Однако начальник был отходчив и чаще всего все подобные увольнения ничем не заканчивались. На моей памяти он уволил только двух милиционеров (про остальные случаи я просто не знаю или уже забыл).  Один попался выпивши за рулём в горбачёвскую антиалкогольную кампанию и начальство требовало, чтобы его строго наказали по партийной линии, но партсобрание прислушалось к мнению заместитель начальника ОБХСС, который сказал, что если всех милиционеров, которые сели под газом за руль исключать из партии, то в милиции не останется коммунистов и предложил ограничится простым выговором без занесения, что и было проголосовано. Начальнику такая вольность со стороны партсобрания не понравилась и он восстановил свой авторитет уволив милиционера. Другой же милиционер отличился сильнее, после командировки в Крым, "на татар",  он встретился с одной проводницей, с которой имел отношения до того и получил гусарский насморк, что вылилось в пьяный дебош и выяснение отношений, прибывшему на успокоение начальнику линейного пункта, милиционер, который по телосложению напоминал сгорбленную старушку,  так врезал, что тот упал бездыханный. В итоге парня доставили в дежурную часть, где его увидел начальник управления и  попробовал стыдить. В ответ он услышал, всё, что тот думал про него лично. Скажем та,к не лестно думал, хотя и бездоказательно.  В итоге - исключение из партии и увольнение.
В конце восьмидесятых Николай Константинович пошёл на повышение, его  назначили начальников оргинспекторского управления (штаба) МВД УССР. Там он прослужил несколько лет и даже какие-то разоблачительные публикации в "Литературной газете" с обвинениями его в коррупции в период службы в Закарпатской области никак не повлияли на его служебное положение. На пенсию его отправил новый министр внутренних дел уже независимой Украины генерал Василишин, относительно которого он написал нелестную справку будучи начальником штаба МВД.
К нам же на замену Нестерчуку пришёл полковник Берещук Василий Саввович (на фотографии посередине), ранее он был первым заместителем начальника Одесского УВДТ. Специалист он был толковый, тех, кого Нестерчук ежедневно ругал, он отправил на заслуженный отдых в течении нескольких  месяцев. Работу он знал досконально и имел хорошие связи в министерстве, в аппарате которого когда-то работал сам. Именно его заслугой являлось то, что несмотря на проблемы с финансированием  зарплату нам платили вовремя вплоть до его ухода на пенсию.
Перемены в стране начальник пережил без особых потерь. Во время каких-либо событий он имел обыкновение быть либо в отпуску, либо на больничном, правильно рассудив, что лучше ничего не делать, чем делать хоть что-то - ведь всё равно будет неправильно. Так было во время многочисленных блокирований железной дороги, так было и во время путча.  Телеграммы, дублирующие указания ГКЧП подписывал его заместитель полковник Мойсеенко В.А. Когда ГКЧП провалился, то в отделы был направлен  сотрудник, который изъял все эти телеграммы из журналов. Операция прошла гладко, только в линейном отделе на ст. Тернополе, где телеграмму не вырвали из журнала, а заклеили другой местные патриоты предъявляли претензии, но последствий они не имели.
Василий Саввович чрезвычайно стремился добиться "генеральского" статуса и поэтому всячески расширял управление. В итоге вместо 6 линейных отделов, которые были при СССР,  их у нас стало аж 13. Если раньше на Волынскую и Ровенскую области был один линейный отдел на станции Ровно, то сейчас появились отделы на станциях Ковель, Здолбунов и Сарны. В Закарпатье тоже появилось три отдела. От Львовского отдела отделили Стрый,  от Ивано-Франковского - Черновцы. Однако все эти ухищрения лично для начальника Управления ничего не дали.  Имел он один существенный недостаток - выпивал. В итоге в середине 90-х его "ушли" на пенсию. Правда на пенсии он долго не протянул, примерно через год умер.
На его место был назначен заместитель - упомянутый полковник Мойсеенко Владимир Антонович, который ранее пришёл нам с должности начальника линейного отдела (или отделения - ?)  на станции Дарница.  Впрочем, по слухам, он же и подсидел своего шефа. Впрочем там было за что, конечно. Порядка не было. С  Владимиром Антоновичем начались неприятности с зарплатой, его стали нещадно задерживать. Сотрудники поговаривали, что начальство тупо прокручивает "зарплатные" деньги в коммерческих банках, которые при существовавшей тогда инфляции быстро обесценивались. Не знаю насколько это соответствует действительности.  У Мойсеенко служба в новой должности не заладилась. Сначала во время служебного совещания он вытащил портативный магнитофон у своего заместителя-начальника 6-го отдела полковника Дульского и написал рапорт министру с ультимативным предложением уволить зама "с которым он работать не может", а потом его  другой заместитель, которого он сам и назначил, и  начальник БХСС (название к тому времени поменяли, но "пирожкову" службу до сих пор называют по старой аббревиатуре) разоблачили его самого. Оказалось, что он дал указание начальнику связи установить прослушку на телефоны этого зама и этого начальника БХСС, что является прямым нарушением Конституции.  В итоге его тоже "попросили". Потом он вроде бы был помощников народного депутата небезызвестного Степана Хмары...