September 25th, 2016

анонимус

Короткая память народная

Посмотрел ролик Шария под названием "Янукович виноват во всём", в нём работающий на Шария человек  ходит по Крещатику и задаёт прохожим вопрос: "Что плохого сделал Янукович до майдана?" Ответы разнятся. майданутые отвечают односложно: "ВСЁ", кто-то даже вспомнил золотой унитах, можно подумать, что от того, что кто-то справляет нужду с придуманный Лещенком золотой унитаз респондент испытывал нечеловеческие страдания. Хотя, может быть, в этом и кроется причина основная причина того, что произошло - ну не может справшний украинец спокойно жить, зная, что у соседа золотой унитаз.  Некоторы, из более адекватных, отвечали, что при Яныке было лучше, но тоже без конкретики. Они видимо уже подсчитали, сколько тогда стоил доллар в гривнах, сколько стоила гречка и макароны, а сколько сейчас, а также поняли, что с уходом Януковича коррупция только усилилась.

Из майданутых никто не вспомнил (хотя должен был), что при Януковиче посадили Юлю и Юру. Ведь это можно было предъявить! Не говоря уже о том, что не вспомнили того, что Янукович действительно сделал незаконно - он же узурпировал власть, отменив, через конституционный суд, поправки в Конституцию, ограничивавшие права президента и передававшие полномочия по формированию правительства парламенты. Это, конечно, не бог весть какое преступление, ведь до Януковича с такими полномочиями спокойно правил Кучма. Не вспомнили майданутые и отжим бизнеса в пользу Януковича-младшего, разговоры о чём до майдана муссировались в интернете. Ну и, конечно же, среди преступлений Януковичя должны были примомнить "харьковские соглашения, согласно которым продлевался срок аренды Россией базы в Севастополе до 45-го года, за что Путин обещался продавать газ по цене на сто долларов дешевле за тысячу кубометров. Можно было вспомнить Януковичу мифический зажим свободы журналистов, но говорить об этом сейчас даже майданутые стесняются.
К чему я это всё? Да к тому, что многие люди просто не способны, что-то анализировать, потому что их память ограничена очень коротким промежутком времени, ведь они не способны через два года вспомнить обиды, которые заставили их крушить собственное государство.