mihalych_lv (mihalych_lv) wrote,
mihalych_lv
mihalych_lv

Categories:

Проделки на Львовской железной дороге

Из журнала «Всемирная иллюстрация» №320 от 15.02.1975 года
Мне довелось довольно долго работать в Управлении транспортной милиции на Львовской железной дороге и потому меня не мог не привлечь материал из "Всемирной иллюстрации" за 1875 год о злоупотреблениях, коррупции, "откатах" и прочих вещах, которыми сопровождалось строительство этой самой дороги.
Понятное дело, статья написана была в Петербурге, для которого подобные факты, выявленные в Австрийской империи были чем-то вроде рождественского подарка. Я же помещаю этот материал исключительно из-за того, что тема Львовской ж.д. и злоупотреблений на ней мне лично близка.
Также хочу добавить, что дореволюционная российская печать не жаловала и собственных жуликов на железной дороге, а чём можно было убедиться по статье о крушении пассажирского поезда под Москвой.



Процесс Офенгейма

Последнее время ознаменовалось страшными злоупотреблениями концессионеров и строителей железных дорог. Этим злоупотреблениям были не чужды не только капиталисты, но и люди, принадлежащие к высшей аристократии и облечённые доверием короны. Впрочем, высокое их положение не остановило ни разоблачений, ни судебного преследования. Ласкер в громовых речах обнаружил проделки Струсбергов, Путбусов и других в Пруссии.
Теперь настала очередь Австрии. Процесс барона Офенгейма, директора Львовско-Черновицкой и многих других железных дорог, показывает, как глубоко зло проникло в монархию Габсбургов и вместе обнаруживает закулисные тайны финансового и железнодорожного мира. Процесс этот имеет для нас тем больший интерес, что подсудимый намерен был провести железную дорогу от Черновиц до Одессы и истратил уже для изысканий около 26,000 гульденов.
Родители Виктора Офенгейма были люди достаточные и дали сыну очень хорошее образование. Окончил курс учения по филологическому факультету, он занялся изучением юридических и политических наук и затем определился на государственную службу.

Это и следующее фото взято отсюда
В 1843 году он принят был в бухгалтерию финансового управления, в 1854 его произвели в делопроизводители в министерстве торговли, где он и принимал участие в разработке закона о концессиях. В 1856 году, выйдя в отставку, он поступил в общество железной дороги эрцгерцога Карла-Людвига и оставался там до 1864 года. Эта кампания имела привилегию на продолжение своей линии между Львовом и Черновцами. Офенгейм, вместе с двумя другими директорами общества, Сапегой и Борковским, купил эту привилегию за 120,000 гульденов, которые в сущности были уплачены главному секретарю общества дороги Карла Людвига. Затем Офенгейм уехал в Англию для переговоров с британскими капиталистами. По возвращении его, австрийское правительство выдало концессию на Львовско-Черновицкую дорогу Сапеге, Борковскому, Дрэку, Рэту и Брассею, которые и составили акционерное общество. Постройку дороги, снабжение её необходимым материалом и подвижным составом в первые три месяца, а также отчуцждение земель под проводимую линию, взял на себя Брассей, за что ему общество должно было уплатить 24,500,000 гульденов; в том числе 1,900,000 гульденов немедленно, в виде задатка. Подвижной состав оценивался в контракте в 3,630,000 гульденов и поставку его могло общество оставить за собою, но в таком случае оно обязывалось вознаградить Брассея 363,000 гульденов. По утверждению этого договора правлением общества. Главным директором был назначен Офенгейм, членами севета князья Яблоновский и Сапега, граф Борковский, Клейн, Гискра, Петрино, Чорник, и Петруский. 1,900,000 гульденов, назначенные в задатке, были разделены между учредителями предприятия.
По вступлению в должность, Офенгейм, с согласия Брассея, взял на себя отчуждение земель, причём платил владельцам ниже, чем показывал, а барыши делил между заинтересованными лицами; так члену правления Петрино он выдал около 30,000 гульденов, а себе взял более 100,000 гульденов. Далее он представил совету об освобождении подрядчика от сооружения верхнего строения и об оставлении за обществом поставки подвижного состава. Это представление было утверждено, Брассею уплатили, кроме 363,000 гульденов по услвию, ещё десять процентов со стоимости верхнего строения; а поставка подвижного состава была поручена австрийским подрядчикам, которые скинули с договорной цены 15,000 гульденов в пользу Офенгейма. Вскоре Брассей был освобождён и от доставления материалов, в течении первых трёх месяцев эксплуатации уплатив обществу 50,000 гульденов, так как Офенгейм уверил правление, что этой суммы будет достаточно на покрытие расходов, тогда как для этого требовалось от 60,000 до 97,000 гульденов. Поставку шпал Офенгейм принял на себя, причём нажил огромные суммы, потому что обращал главное внимание на дешевизну, а не на прочность материала; между тем, инженеры общества беспрестанно протестовали против неудовлетворительности производимых работ и дурного качества материала, но протесты эти ни к чему не вели, так как Офенгейм находил их жалобы неосновательными. Все эти пререкания кончились тем, что Брассей, уступил кампании Львовско-Черновицкой дороги 66,000 гульденов, был освобождён от окончания работ и получил обратно внесённый им залог в 500,000 гульденов до окончания срока.
Lviv_OldP (235)
В 1867 году обществу удалось выхлопотать концессию на продолжение линии до Шушавы. Устройство её было снова отдано Брассею, с обязательством уплатить ему за предварительные работы 945,000 гульденов, в том числе 850,000 в виде аванса. Кроме того, при окончательном расчёте с Брассеем по Львовско-Черновицкой линии, происходившем в тот же день, Офенгейм показал, что общество должно подрядчику 890,752 гульдена за сверхсметные работы, причём в тайне условился с Брассеем, что последний скинет с этого долга 550,000 гульденов, если расчёт будет утверждён. Условия эти были выполнены, но Офенгейм не довёл о том до сведения ни правления, ни общего собрания акционеров.
Прежняя история повторилась. Инженеры жаловались, совет общества поддерживал строителей и наконец согласился принять на себя окончательные работы со скидкою 59,000 гульденов с контрактной цены; на деле же, как показал опыт, содержание пути обходилось ежегодно по 12,000 гульденов на милю, а поддержка одной плотины стоила в течение 3 лет до 200,000 гульденов.
Затем Офенгейму общество поручило исходатайствовать о продолжении линий до Ясс; но он выхлопотал от румынского правительства концессию на на имя общества, а на имя членов совета: Сапеги, графа Борковского, Гискры, гг Брассея, Дрека и Рэта; затем он предложил общему собранию акционеров Львовско-Черновицкой дороги принять концессию со всеми правами и обязательствами. При этом Офенгейм умолчал о 500,000 гульденах убытка, который понесло общество, так как он, при заключении контракта с Брассеем, выговорил у последнего по 100,000 на каждого концессионера и по 10,000 не участвовавшим в деле членам правления Львовско-Черновицкой дороги. Деньги эти были взяты из кассы общества и выданы Брассею в виде задатка.
Дорога эта была выстроена, как и прежняя, отвратительно: рельсы и шпалы клались никуда не годные; при постройке каменных зданий внутрь стен насыпался щебень; воровство дошло до таких размеров, что при постройке первой линии было обращено на посторонние расходы более 9,000,000 гульденов.
Lviv_oldP (23) copy
Нет ничего удивительного, что при таких условиях остановки поездов, обвалы, ломка вагонов, промоины – сделались нормальными явлениями; мост на Прете через 2 года провалился и поезд упал в реку; соседние дороги отказались допускать на свои линии вагоны Львовско-Черновицкой, чтобы избежать крушений поездов. Всеобщие жалобы заставили правительство вмешаться в дело с 1869 года начался ряд предписаний, направленных против дурного управления дороги, была произведена съёмка всех линий, наряжена комиссия для исследования пути, запрещены почтовые и пассажирские поезда. Всем предписаниям правительства совет управления дороги оказывал полнейшее противодействие. Между тем, Офенгейм продолжал свои операции. В апреле 1872 года он убедил правление заключить заём в 5,400,000 гульденов для исправления и сооружения вновь зданий на линии железной дороги и для других потребностей; при этом он ложно донёс правительству об условиях займа и выговорил у берлинского банкира Рихтера ½ процента комиссии в свою пользу.
Все эти проделки истощили, наконец, терпение правительства и 7-го октября 1872 г. Министр торговли Банганс сделал распоряжение о взятии дороги в распоряжение правительства с устранением от дел совета правления. Сам Офенгейм был арестован и выпущен на свободу только по внесению залога в один миллион гульденов.
Вот данные, которые легли в основу обвинительного акта. Следствие обнаружило, что Офенгейм знал обо всех этих не устройствах и упорно скрыла их от акционеров. Своими действиями он нанёс им убытку около трёх с половиной миллионов гульденов, кроме ущерба правительству, гарантировавшему дорогу.
Всё управление дороги было сосредоточено в его руках, он один был знаком со всем делом и мог быть вполне уверен, что все его предложения будут приняты правлением. Ревизионная комиссия занималась проверкой отчётов только в самый день общего собрания и употребляла для поверхностного осмотра и сличения итогов только несколько часов. Чтобы управлять генеральными собраниями акционеров и для отвращения вмешательства каких-либо посторонних и непосвящённых в дело акционеров, Офенгейм держал на откупе часть печати и ввёл в собрание толпу своих приверженцев, состоявшую как из лиц, проживающих в Вене, которым английские акционеры вверили свои полномочия, так и из подставных акционеров, которые ничего не теряя, нисколько не заботясь о делах общества, а являлись на общие собрания с единственною целью поддерживать Офенгейма и давать ему неограниченные полномочия.
Вследствие всего вышеизложенного, барон Виктор Офергейм фон-Понт-Эвксинт был предан суду, предусмотренном в §§ 197,200, 201 и наказуемом по § 208 австрийского уложения о наказаниях.
Председательствует в суде барон Витман, обвиняет прокурор граф Ламезан, защищает доктор Нейда.

(продолжение будет)

Из журнала  «Всемирная иллюстрация» №320 от 15.02.1875 года

Честно говоря, я сам из этого материала не очень разобрался, кто  у кого и сколько украл, но это потому, что я бестолковый, не понимаю элементарных вещей)).
Tags: коррупция, потрепаться
Subscribe

  • Сериал продолжается

    Сегодняшнее дтт на перекрёстке Чайковского и Ковжуна. Я так понимаю, что лексус должен был уступить дорогу, но не уступил и получил под…

  • Вакцинация по нашему!

    На работе у супруги одна из «колежанок», у которой брат священник, рассказала, как церковь говорится проводить первое причастие. Это такое…

  • Заметки по поводу, но без повода, или наоборот.

    У нас карантин. Не знаю, насколько он способен остановить вирус, но народ серьёзно озабочен. Магазины закрыли все, кроме продуктовых, аптек и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments